中文 | BIG5 | Español | Français | Deutsch | Русский | 日本語 | 한국어 | English
Beijing Time:  
 
Ван Цзиньдун: Я испытал самосожжение на площади Тяньаньмэнь(2)
2015-01-20  источник:Kaiwind  Автор :Ван Цзиньдун  

В августе 2000 года я скачал из интернета одну статью "Устранить последнее пристрастие":"На самом деле уже пришло время, когда надо уже оставить самое последнее пристрастие. Как самосовершенствующиеся, вы уже узнали, и добились отброса всех мирских пристрастий (включая и пристрастие к человеческому телу), уже прошли через стирание различий между жизнью и смертью. Тогда является ли пристрастием стремление к достижению полного совершенства? Разве это тоже является стремлением человеческого сердца? Разве Будды могли испытывать пристрастие к полному совершенству? " "Я все знаю о страданиях учеников, на самом деле я гораздо более чем вы дорожу вами!" после того, как я читал эту статью, моя мысль о том, что отдать свою жизнь учителю и "дафа", поднялась на новую степень.   

Лю Юньфан, у которого была признанная хорошая понятливость, неоднократно разговаривал со мной и некоторыми близкими людьми о этой статье. Он говорил: "практика" учеников "Дафа", как лотос в огоне, намекал, что испытание пришло к очень серьезным времени, и заявлял, что в состояний его практики для "правильного закона" он уже сжегся на площади Тяньаньмэнь, но и ярко описывал многие детали. Так что я думал, уже пора время, надо встать, защитить фа образом бросить жизнь.   

После инцидента самосожжения, я на больничной койке узнал из журналиста, что: представитель штаб-квартиры фалуньгуна Чжан Эрпин публично заявил, люди, которые участвовал на самосожжений, не являются учениками дафа. Не знаем, как можно считать учеником дафа? каким ученики дафа должны быть?   

Некоторые люди считают "1•23" инцидент коллективного самосожжения на площади Тяньаньмэнь странным восприятием. Они сказали, что это был личный акт, не имел отношения с "Дафа". По этому мнению тогда я ответил им, что вы сказали, что это мое странное восприятие. Я говорю, вы просто не достигают такого высокого уровня, просто не могут понять, по словам учителя, смысл низкого уровня не может понимать смысл высокого уровня. Может быть, ты не веришь, в процессе бывшей практики люди, у которых высокий уровень, не хотели общаться с людьми, у которых низкий уровень. Я думаю, что все практикующих понимают это явление. Учитель не сказал ли, "практика" Фалуньгуна не может отклониться? в какой высокой степени восприятия у вас, и вы не ошибаетесь? До сих пор, на сайте часто есть "каноны", в которых требуют от учеников выйши, не вышли ли мы? Только с помощью различных форм, в соответствии с обьяснением и каноными Ли Хунчжи разве я ошибился? Некоторые люди, у которых низкий уровень, не моут понять. Конечно, такие смысли, и высого уровня, и низкого уровня, теперь, все эти смысли являются несостоятельными аргументами.  

Два раза приехал в Пекин   

После того, как я укрепил веру в "правильный закон" с помощью самосожжения, однажды в октябре 2000 года, я сказаал Лю Юньфан о том, что я решил сжечься на площади Тяньаньмынь для "защиты фа". Тогда он не сказал, он соглашался или не соглашался. Позже я слышал, что Хао Хуйцзюнь тоже сказала Лю Юньфан об этом. И у неё были те же чувства. Затем, мы втроем приняли решение о самосожжений, и точное время обсудили особо.   

Примерно в конце октября, Лю Юньфан сказал, что он никогда не был в Пекине, не знал ситуацию на месте. И, наконец, я купил 2 плацкартных билета до Пекина. Мы оба поехали в Пекин, Чэнь Го, дочь Хао Хуйцзюнь, встретила нас у входа Центральной консерватории. Она уже устроила место жительства. После того, как мы устроились, я и Лю Юньфан прогуялись на площади Тяньаньмэнь. После возвращения я и Лю Юньфан попросил Чэнь Го найти некоторых практикующих-друзей в Пекине, чтобы общаться. В результаты, Чэнь Го нашла только две женской практикующой. После беседы они не смогла согласиться на мой смысл. Я разочаровался. Раньше до прихода в Пекин, Лю Юньфан сказал, что в городе Кайфэн не удалось найти так много людей, которые приняли участие в этом деле. Учитель читал лекции в Пекине самый многочисленный раз. Там обязательно много элиты "дафа". Самое лучшее если можно замыкать девятью фалунь на площади.(один фалунь--девять человек, девять Фалунь--нужно 81 человек).   

Тогда я думал, что это шутка, просто невозможно, чтобы так много людей участвовали. Но Лю Юньфан имел уверенность. Он хотел бы попробовать. Поэтому он торопился найти больше людей, чтобы общаться. На самом деле, он не только не нашел много людей, даже не смел сказать им свою реальную цель (самосожжение). В конце концов, он отбросил план о девяти Фалунь и 81 человек. После того, как мы осматривали местность, мы и нашли магазин масляной краски (для топлива самосожжения).   

Мы жили пять дней в Пекине. Вечером последнего дня, Лю Юньфан позвонил одному практикующему-другу, и сказал, что подготовили вернуться к Кайфэн. мы два вышли, и не попрощались, две семьи в слезах везде искали. Я положил трубку и решил вернуться на следующее утро в Кайфэн. Когда я вернулся домой, моя жена обняла меня и заплакала. Но я не мог найти никаких слов, чтобы утешать ее. Под давлением жены, я солгал, что я и Лю Юньфан уезжали в Пекин, чтобы общаться с практикующими-друзьями. Так этот инцидент успокоился.  

После этого каноны учителя непрерывно появлялись, и мы непрерывно изучали. Целью этих канонов являлся просить устранить пристрастие и выйти, просить всех практикующих пойти на площадь Тяньаньмэнь, чтобы "защищать фа". Учитель сказал, что те, которые уже вышли, очень великие. В это время мои жена и дочь тоже потребовали пойти на площадь Тяньаньмэнь, чтобы "защицать фа". Я и решил, что мы три вместе поедем в Пекин, чтобы "защицать фа". 

Одажды примерно 6-ого января 2001 года, Лю Юньфан дал мне рукописный "канон" учителя, о том, что: для того, чтобы защищать его Вселенную и все живые существа в этой Вселенной, один Будда может жертвовать всеми и своей жизнью, обязательно должен достичь этого уровня. Поэтому у нас появилось мнение о том, что для того, чтобы снять с дафа несправедливое обвинение, избавить учителя от ложного обвинения, мы пожертвуем своей плотью. Мы решили сжечься на площадь Тяньаньмынь, чтобы вызывать огромное влияние, заставлять правительство изменить отношение к дафа.   

После 8 января 2001, Хао Хуйцзюнь тоже часто разговаривала с Лю Юньфан о самосожжений на площадь Тяньаньмынь. Она говорила, что ее дочь Чэнь Го также хотела участвовать. Когда я услышал, Чэнь Го также приняла участие, в моем сердце вдруг появилось чувство боли: она была слишком молода. Я думал, что есть ли у меня довод препятствовать им? Поэтому я восхитился ими.   

План о самосожжений в Пекине всё время не мог установиться. Однажды в магазине масляной краски в процессе разговора с Лю Юньфан, я вдруг вспомнил один мультфильм, который передала ССТV десять лет назад. Этот мультфильм рассказал о традиционном мифологическом выражений "устранить канун": один дьявол по имени "канун" пришел к светскую жизнь и устроил беспорядок. он приносил  народу большую беду. Он кушал девственников и девственниц, приносил ураган, паводок, засуху и т.д.. Люди жгли курительные свечи и умоляли Бога посылать ангелов, покорять этот дьявол "канун".Позже, один одарённый ребёнок по имени "год" снизошел на землю с неба. После ожесточенной борьбы он покорил дьявол "канун", и мир опять стал спокойным. Для того, чтобы помнить этот великий день, люди назвали 30-ого по лунному календарю «кануном Нового года» ("устранить канун"). На следующий день, то есть 1-ого первого месяца года по лунному календарю, для того, чтобы отпраздновать победу "год", весь мир ликует! После прослушивания этого, Лю Юньфан был очень рад. Он никогда не был так рад. Таким образом, тогда мы решили, что мы будем сжигаться в канун Нового года.   

10-ого января, несколько дней назад Хао Хуйцзюнь дала Лю Юньфан 3000 юаней, чтобы делать это дело, и он дал мне 1000 юаней и попросил меня покупать четыре плацкарты. Тогда я спросил, кто этот человек. Лю Юньфан сказал, что Лю Баожун тоже будет участвовать. Это я не знал заранее.   

В то время полиция искала меня, у меня была высокая бдительность, я боялся, что  на железнодорожной станции кто-то видел меня. Тогда я пришел в голову Лю Чуньлин, с кем я познакомился недавно. Это был 11 января, тогда она и ее дочь Лю Сыин вместе были дома. Я сказал ей, что полиция искала меня, и попросил её помогать мне купить 4 плацкарты 16 января в Пекин. Она согласилась. Но она спросила, кто будет пойти, и для чего. Я не говорил правду. Я сказал, что это кто-то попросил меня купить. В это время её дочь Лю Сыин тоже шумела и хотела пойти вметсе с матерью(они уже посещали площадь Тяньаньмэнь много раз, и только что вернулись). Хотя она многократно расспрашивала, я и не сказал ей правду. тогда она сказала мне, теперь некоторые практикующие-друзья осознали многое, и готовили сжечься на площади Тяньаньмэнь. Я услышал и удивился. Как это дело передалось ней? Я спросил, кто ей сказал. Она никак не сказала. Потом она сказала, она тоже хотела поехать в Пекин, чтобы делать это, и скзала, что она была очень решительна. Тогда я растрогался и почти заплакал. В результаты, я сказал ей правду. Ещё дочь услышала, и очень хотела поехать вместе. Тогда я думал, что это плохо. Лю Сыин была маленькая, если бы мать ушла, осталась бы она сама. если бы она поехала вметсе, это было бы слишком жестоко для 12-летней Сыина, она не могла бы вынести. Я боялся, что их поведение дает "Дафа" огромное негативное влияние. Я категорически не согласился. Я объяснил заинтересованность, потом и уговорил Лю Чуньлин. Лю Чуньлин обманывала дочь, что после праздника весны мать приведет её к пекину, обязательно. Но дочь ещё более шумела. Но Лю Чуньлин сказала, что она сама будет уговаривать дочь, она решила не поехать на этот раз.   

На третий день, когда я пошел к Лю Чуньлин, чтобы забрать 4  билета. В это время она выразила, что они мать и дочь поедут вместе, и они уже купили два билета. Тогда я был очень сердит, и опять объяснил им заинтересованность, попросил её вернуть неиспользованный билет. И, наконец, в отчаянии она согласилась вернуть билет.   

Следующей ночью, то есть 16-ого января, я приходил в дом второй младшей сестры, чтобы распрощаться с моей матерью. Тогда я встречал вторую младшую сестру, трерью младшую сестру, и мальчика дочери. Для того, чтобы другие не заметили, я солгал, что я буду жить некоторое время в доме одного практикующего-друга в южном предместье города, чтобы укрыться от опасности. Мое лицо не показывало никакого грустного выражения, мне было тягостно. После того, как выйти из дому, в сердце сразу хлынула душераздирающая боль, близкие, ах, вы никогда не увидите меня снова, мои глаза наполнились горячими слезами. Но я сразу насильно сдержал. Тогда я вспомнил слова Учителя. Учитель сказал, один человек, который уже усовершенствовал, учитель поможет людям связанным с тобой вметсе прилетать в рай. Я думал, мама, ах, близкие ах, поживем - увидим, учитель правильно, скоро будет этот момент. Не надо сказать, что я жестоко покинул вас. Только лишь не могу сказать вам. В будущем вы будете знать, насколько велик и я. Елси не хорошо понимать фа, не можно справиться. Для защиты "дафа", необходимо отбросить любовь в этом мире. Я вышел в южную сторону улицы Нанкинсян, и попросил такси, поспешно направился на железнодорожный вокзал.   

Только что я приехал на вокзал, Сюе Хунцзюнь привел Хао Хуйцзюнь на вокзал на такси. я купил перронный билет для Сюе Хунцзюнь. Он привел Хао Хуйцзюнь в вагон. Когда я пошел к входу, я вдруг увидел, что Лю Сыин входила в вагонг. в моей голове сразуже помутилось. в вагоне мое настроение было плохо. На дороге я был молчалив. После того, как мы приехали в Пекин, я ещё думал: Является ли это волей небес?   

Я с ними на автобусе номер 387, который Хао Хуйцзюнь сказала, приехали в   Центральную консерваторию. У входа мы ждали Чэнь Го. Сначала Чэнь Го привела нас в ресторан на завтрак, потом привел нас в дом одного практикующего-друга на западе пекина. Я и Лю ждали снаружи. Спустя минутку один молодой человек повел нас в станцию Чэнцзы в Мэньтоугоу. После того, как мы вышли из вагона, он повел нас в одну заказанную квартиру в одном большом дворе (две спальни, две гостиной), женщины жили в спальне и гостиной внутри, я и Лю Юньфан жили в маленькой спальне снаружи. Потом, они пошли в большой супермаркет у входа, и купили много продуктов питания и овощи, они взяли более 8000 юаней. 

Тот молодое человек, который повел нас туда, считал, что мы здесь будем жить 2 дня, как другие учители дафа, выразим на площади Тяньаньмэнь и уедем. В это время Лю Юньфан попросил этого молодого человека найти еще несколько практикующих-друзей в Пекине, чтобы вместе общаться. Ночью того дня тот молодой человек пришел и повел меня, узнать о Пекина практикующего вечером снова молодым, и повел меня, Лю Юньфан, Чэнь Го на машине в один ресторан. В одной комнате были 5 практикующих-друзей из Пекина, у нас были всего девять. Я и Лю Юньфан не сказали им нашу реальную цель этого раза, и хотели слышать их мнения. В результате, мы заметили, что их "восприятие" только оставалось на уровне выражения объяснения фа. Но одна из них, которую зовут Лю Сюцинь, имела хорошое восприятие. Через менее двух часов я дал Лю Юньфан знак не говорить. После этого Лю Сюцинь оставила мне свой номер телефона. Номеры других я не хотел. Лю Сюцинь помогала нашим 3 людям найти такси и приводить нас в местожительство. 

  
 Новости по теме
 
 
ru@kaiwind.com
Copyright © kaiwind ©