中文 | BIG5 | Español | Français | Deutsch | Русский | 日本語 | 한국어 | English
Beijing Time:  
 
Воспоминание события “4•25”, организованного Ли Хунчжи
2010-05-10  источник:Kaiwind  Автор :Чинь Чоншан Время опубликования  

Взрывателем этого события является осада занимающих Фалуньгун Тяньтинского педагогического университета

11-го апреля 1999-го года журнал《Технический осмотр молодежи》Тяньтинского педагогического университета (8-го апреля 1999-го года, Тяньтинского педагогического университета вместе с Тяньтинским пегагогическим институтом  вошли в Тяньтинский педагогический университет) на четвертой номере опубликовал статью академика китайской научной академии Хэ Зиосио《я не одобряю, что молодожь занимается Чигун》в форме спецрукописи с фотографиями. В статье так написано, что студент института теоритической физики китайской научной академии занимался Фалуньгун и вообще не ест, не пьет и не говорит, потом его положили в психическую больницу. Потом он выздоровел, и вновь начал заниматься Фалуньгун и опять заболел, его иной раз положили в психическую больницу. Он все время говорил, что учитель Ли Хунчжи следит за ним(Ли Хунчжи –эта глава Фалуньгун). С того время как я начал отрицать ложный Цигун, уже получил 9 документов в разных формах, в которых рассказали, что их родственники прыгали с здания из-за занития Фалуньгун, в результате 8 из них умерли, а 1 был тяжело ранен. Пропагандисты ложног Цигун и хвастуны волшебных функций уничтажают молодых людей. После опубликования статьи некоторые занимающие Фалуньгун думали, что эта статья наклеветала на Фалуньгун и Ли Хунчжи и требовали, чтобы редакция журнала устранила эту статью и выразила извинение.

15-го апреля организатор групп и интерпретатор Фалуньгун научного общества Фалуньгун Ван Чживэй (в то время служит инжинером генкомпании имущества китайской железной дороги) выразил одобрение заведующих генстанции Тяньтин Сюй Чжинфан и Фань Чицунь, и попросил их обратиться к Тяньтинскому педагогическому университету. Три человека из генстанции Тяньтин поехали на переговоры с генредактором Чжоу Шаолу и замредактором Фань Цзинши журнала《Технический осмотр молодежи》. Сначала было нормально, и это дело будет решено. Но в течение переговоров многие занимающихся Фалуньгун узнали об этом и собрались у редакции, чтобы влиять на решение редакции.

В другой день заведующий генстанции Тяньтин, получив разрешение у Ван Чживэй, обратился к редакции журнала《Технический осмотр молодежи》с тремя условиями: во-первых, ей надо публично выразить извинение, чтобы устранить последействие; во-вторых, надо отобрать и уничтожить журналы данного номера; в третьях, надо подать заявление на газету, чтобы запретить других и другие газеты, журналы ссылать на эту статью. Редакция не согласилась с такими суровыми условиями и острыми речами, и сказала, что не сможет удовлетворить эии требования Поэтому переговоры были заморожены.

Во главе науного общества Фалуньгун и генстанции Фалуньгун в провинции Тяньтин 19-го апреля больше и больше занимающихся Фалуньгун начало собраться и присаживаться на терротории Тяньтинского педагогического университета на дороге Ганьсу, чтобы оказать влияние на редакцию.21-го апреля Ван Чживэй поручил генстанции Фалуньгун в провинции Тяньтин и сказал, что нельзя запрещать, пусть идет, если хочет. Занимающихся около Тяньтин вдохновили, и 22-го апреля число занимающихся сиденья и протеста составляет 3000. Учебный и жизненный порядок совсем нарушен. Генстанция Фалуньгун в провинции Тяньтин опять послал людей в Пекин сообщать эту новость, и Ван Чживэй сказал, что он был доволен, что занимающиеся могут туда ходить днем, а вечером уходить. С помощью научного общества Фалуньгун собралось больше и больше занимающихся на терротории Тяньтинского педагогического университета на дороге Ганьсу, и влияние постепенно увеличивалось, и наконец-то оно стало взрывателем осады Чжуннаньхай 25-го апреля.

Ли Хунчжи вернулся на Родину и организовал происшествие 25-го апреля

Ли Хунчжи тогда был в США, услышав об этом, он думал, что пришло время  вернуться на Родину и тайком вернулся. 22-го апреля 1999-го года отвечающий за дела в Гонконге Ци Лэйу( В то время работал(Гонконг)директором в торговом обществе китайской промышленности цветного металла и ограниченное общество восточной медной промышленности) получил звонок от переводчика Ли Хунчжи Чжан Эйпин из Америки и был сообщен, что Ли Хунчжи в ту ночь прилетел в Пекин из Америки, чтобы он поехал на аэропорт встретить Ли Хунчжи.. Ци Лэйу приехал до аэропорта, но не встретил его из-за того, что он перепутал время пребывания. Потом узнал по телефону от финанового заведующего Лю Гуйжон (пенсионер), что Ли Хунчжи уже приехал в Пекин и жил в 16-от здании в микрорайоне Фахуаши района Чжонвэй.( Ли Хунчжи 22-го апреля 17:10 летел на самолете NW087 северно-западной воздушной компании Америки из Нюйорка в Пекин).Получив разрешение у Ли Хунчжи, Ци Лэйу в 8 часов поехал к Ли Хунчжи и увидел его. Ци Лэйу рассказал Ли Хунчжи, как собрались занимающиеся Фалуньгун около Тяньтинского пегагогического института. Ли Хунчжи сказал, что надо ислледовать, и не принял решение. Они еще говорил о том, что 25-го и 26-го апреля закажут билеты в Гонконг. Потом Ци Лэйу покинул номер Ли Хунчжи.

23-го ранным утром Ли Хунчжи позвал Ли Чжан(пенсионер министерства общественной безопасности), Ван Чживэй к нему. Ци Лэйу и Ван Чживэй пришли к нему к 8 часам. В то время Лю Гуйжон уже была там, но Ли Чжан еще не пришел. Ван Чживэй рассказал Ли Хунчжи, как развивается Фалуньгун в стране и какие проблемы существуют, особенно он подчеркнул собрание занимающихся Фалуньгун около Тяньтинского пегагогического института. Во время беседы генстанциия Тяньтин сообщила, что министерство общественной безопасности в Тяньтине будет запретить собрание занимающихся Фалуньгун, и спросил, как надо поступить. Спросив у Ли Хунчжи, Ван Чживэй ответил, что «зачем бояться, это разве не испытание?» Ван Чживэй потом сказал Ли Хунчжи, чтоминистерство общественной безопасности будет советовать собравшимся уйти без никакого условия, иначе будет арестовать их.  Ли Хунчжи четко ответил, что если они будут арестовать, то будет обращаться вверху.(то есть государству)

23-го число занимающихся Фалуньгун на территории Тяньтинского педагогического университета на дороге Ганьсу составило 6300, и эти занимающиеся приехали из далеких провинции, как Аньхуй, Шаньдун, Ляонинь, Цзилинь, Хэйлунцзян. Из-за такого огромного числа и безпорядка учебный и жизненный порядок Тяньтинского педагогического университетасовсем нарушены.

Когда собрание шло до 10 часов, Ван Чживэй должен был поехать на работу, и Ци Лэйу проволил его на машине. На дороге Ци Лэйу получил звонок от Ван Хуэйчжон (волитель Ли Хунчжи), и сказал ему, чтобы он вернулся на жилище Ли Хунчжи. В 11 часов Ци Лэйу вернулся к Ли Хунчжи, у которого были Ли Чжан, Лю Гуйжон и Ван Хуэйчжон. Ли Хунчжи и Ли Чжан встретились и обсудили событие в Тяньтинском педагогическом университете. Ли Чжан сказал, что в Тяньтине арестовали, и в Пекине собраются многие занимающиеся, чтобы обратиться вверху. Ли Хунчжи сказал, чтобы Ли Чжан полизовался этим случаем, ведь если больше людей ходили на телеканале Пекина, то проблема была решена давно.(В конце мая 1998-го года в программе <Экспресс Пекина> шла такая тема “документ на пост может ли устранить ложный Цыгун”. В программе рассказали, что доктор стал парадичным из-за занятия  Фалуньгун.Поэтому требовали, чтобы  заинтересованные ведомства проверяли учетелей Цыгуна, и выдавали документ на пост. В резулитате она подвергнута осадой более 1000 занимающихся в течение несколько денй. Но Ли Хунчжи думал, что осада в  той раз не хорошо организована, и влияние ее тоже недостаточно. Поэтому он еще уволил замуправляющего Ли Сюйцуна генстанции Пекина. В этот раз Ли Хунчжи решли использовать случай редакции Тяньтинского педагогического университета, чтобыФалуньгун оказал больше влияний и станет легальным. )

Ли Чжан посоветал обратиться к министерству общественной безопастности. Ци Лэйу сказал, что надо обратиться к начальнику министерства общественной безопастности, к Госсовету, к примьер-министру. Ли Хунчжи был с ним согласен и сказал, что надо так, чтобы занимающиеся туда шли самостоятельно, исследовательное заседание не участвует в политике. После обеда Ли Чжан покинул жилище Ли Хунчжи, и Ли Хунчжи сказал, чтобы он сделал это быстрее.

Получив приказ Ли Хунчжи, Ли Чжан 23-го апреля в полвторого на южной дороге столичного стадиона во первом дворе в номере 30 Ие Хао (главный персанаж ислледовательного заседания Фалуньгун, пенсионер министерства общественной безопасности, в то время уже жил в Канаде) собрались члены  ислледовательного заседания Фалуньгун Ван Чживэй, Яао Цэ(работник компании недвижимости Хуадань в Пекине), Уи Чжансинь и Тан Сюйхуа, Лю Шужэнь, Хао Цыафэн и Лю Цынчжин из генстанци Пекина, и Ци Лэйу тоже присутсвовал. Ли Чжан сказал, что произошло в Тяньтине и передал решение Ли Хунчжи и высказал мнение собрать занимающихся обраться к примьер-министру. Он требовал, чтобы все занимающиеся 25-го апреля раним утром собраться у Чжуннаньхай. Он подчеркнул, что это не только решим проблему в Тяньтине, но и пропогандирует и защитит Фалуньгун. Для того чтобы осуществить этот план, они рушили использовать очередное собрание Фалуньгуна и поручат управляющим консультационных станций генстанции Пекина.

23-го апреля около 6 часов собрание еще не закончился, Ци Лэйу срочно поехал к Ли Хунчжи и сказал ему план и меры собрания,организованного Ли Чжан. И Ли Хунчжи выразил одобрение.

Вечером 23-го министерство общественной безопасноти применяли меры, чтобы занимающие, которые были в осаде Тяньтинского педагогического университета несколько дней подряд ушли для защиты нормального социального порядка. Из-за того, что из Тяньтин пришли многие новости, и 45 людей арестовали, и 13 арестовали, и ни одного не арестовали, никто не мог уточнить, какая была верна. В 22 часов глвные персанажи ислледовательного заседания Фалуньгун собрались у Ие Хао и проводил второе собрание. На собрании Ли Чжан и Ван Чживэй сказал услышанную новость, что в Тяньтине арестовали и умерли, и исчезли без следов. Ли Чжан, Ван Чживэй, Ци Лэйу и Яо Цэе посоветовались и решили отправить Ли Сяомэй и Мэн Чиньгуо в Тяньтин узнать ситуацию. На собрании еще опрелелили три требоваиня, когда обращаються к Чжуннаньхай: первое, требование от министерства освобождения арестованных; второе, предоставление Фалуньгун свободного среды; третье, разрешение издавать соответствующие книги.

В 7 часов 24-го апреля Ци Лэйу шел к Ли Хунчжи и сказал ему, что в Тяньтине что-то случилось. Он спросил, нужно ли Ли Хунчжи заранее прилететь в Гонконг. Ли Хунчжи подумал, и собрал багаж в Гонконг. Ци Лэйу не брал лицензию на машину, и Ли Хунчжи сам вел машину,привел Ци Лэйу и Лю Гуйжон на аэропорт. Они купили билет рейса CA111 в Гонконг на 10 часов и 20 минут. Но самолет не вовремя летел из-за технического дефекта. Ли Хунчжи поменил рейс на CA109 и летел в Гонконг в полвторого дня. И он жил в семье Ци Лэйу в саде Гануи. На дороге он сказал Ли Чжану, Ван Чживэй и Тан Сюйхуа, что когда обращаюся вверху, члены ислледовательного заседания Фалуньгун должны только управлять за сценой, нельзя выйти на сцену. Он еще сказал Ван Чживэй, чтобы он вдохновил занимающихся из других мест.Он подчеркнул, что чем больше людей, тем лучше, и что это последний шанс.

Под расположением Ислледовательного Заседания Фалуньгуна,организация Фалуньгуна начала тайно планировать собрание в Чжуннаньхай

24-го апреля в полдевятого проходилось очередное собрание генстанции Пекина и главных персонажей районов на дороге Санцынгуань на районе Дончжэн Пекина в номере 7. На очередном собрании передает приказ Ли Хунчжи ислледовательное заседание Фалуньгун и управляют занимающимися. И это собрание стало третьем собранием для подготовления нелегального собрания 25-го апреля. Ци Лэйу приехал к месту собрания и передал приказ Ли Хунчжи Ли Чжану и дргим.

Во второй половине 24-го апреля Ли Чжан, Тан Сюйхуа, Яо Цэй, Хао Циафэн и Лю Шужэнь опятьу Ие Хао провели собрание о обращении к Чжуннаньхай. Ли Чжан и Ван Чживэй на собрании определили процессы мероприятия 25-го апреля по требованию Ли Хунчжи и время этого собрания у Чжуннаньхая---25-го апреля утром. Ли Чжан более старый, и имеет опыты, ведь он работал много лет в министерстве общественной безопастности и организовал много больших мероприятий. Поэтому собрание было ведено им. На собраний так решено, что на месте Чжуннаньхай начальники подстанций должны выделять людей отвечать за безопастность, транспорт, порядок и гигиену, в том числе и сообщение с местом собрания, своевременное решение проблемы и вопроса; они еще и определили стратегию собрания, у присутствующих нет лозунга, нет плаката и листочки, нет экмтремальных слов.И они не публично использовать имя  ислледовательного заседания Фалуньгун. На собраний еще решили, что начальник генстанции Пекина Лю Чжичжинь отвечать за освещение районы Пекина, а Ван Чживэй за другие места.

На собрании передали единый лозунг этого собрания: это последний шанс для защиты Фалуньгун. В то время требовали, чтобы каждый район передал этот лозунг занимающимся: воевать свободную среду для Фалуньгун на самом деле и пропогандировать и защищать Фалуньгун, поэтому надо самостоятельно участвовать в пропоганде и защите Фалуньгун. Участие в собрании является самостоятельным, личным и каждый отвечает за себя.

Во второй половине 24-го апреля Ли Чжан, Ци Лэйу и другие главные персанажи ислледовательного заседания Фалуньгун вместе с начальником генстанции собрались у Ие Хао и проводил четвертое собрание о нелегальной осаде. Ли Чжан продолжал передавал приказ Ли Хунчжи, в котором говорилось, что это собрание будет последнтим, и больше такого шанса не будет. На этом собрании уточнили обязанности каждого человека в мероприяитии 25-го апреля: Ли Чжан и Ци Лэйу отвечают за полное управление, Ван Чживэй отвечает за общение с другими местами, Лю Чжичжинь отвечает за общение с районеми в Пекине, Яо Цэй отвечает за общение с местом мероприятия, Лю Шужэнь отвечает за писание материалов по интернету. На собрании еще было решено, что будет создан штаб в доме Яо Цэя у Дизанан на дороге Июйтань в районе Сичжэн, и создан пункт сообщения в доме Гэмин около дворца Миньцу, и Чжэн Дониюй и Ли Июйчюй будут отправлены узнать ситуацию в Чжуннаньхай, и должны дать штабу узнать вовремя. Наконец, Ли Чжан не раз подчеркивал, что начальник генстанций не придут на место собрания –Чжуннаньхай.

В тот день по обязанностям собрания Ван Чживэй во имя ислледовательного заседания Фалуньгуна 770 раз звонилначальникам организацийФалуньгуна в Тяньтине, Хэбэе, Шаньдуне, Ляонине и внетренней монголии, и сказал,что в Тяньтине дело, и надо обратиться к Пекину, если можно, то участвуйте! И ученик сказал, что это последний шанс для усовершенствования. И трубовали, чтобы они организавали занимающихся 25-го апреля приехать на дорогу Фуюй Чжуннаньхая в Пекине защититьФалуньгун.

Мысли Ли Хунчжи скоро переданы начальникам генстанций через ислледовательское  заседания Фалуньгуна.Начальники и постепенно передавали подстанции, консультационным станциям и занимающимся. И до этого подготовительная работа мероприятия 25-го апреля завершена.

Ли Хунчжи управил мероприятием 25-го апреля через ислледовательское заседание Фалуньгуна в Гонконге

В 21час 40 минут 24-го апреля у северной двери Чжуннаньхая появились первые 40 занимающихся Фалуньгуна.

В 7 часов утра у западной двери Чжуннаньхая уже появилось тихое сиденье, 25-го утром число эанимающихся составило 10 тысяч. После обеда число увеличилось. В 18 часов очередь уже дошла до передней двери парка Бэйхай. В то время на дороге Фуюй транспорт нарушен.

По прежнему плану утром 25-го 20 людей, в том числе и  Ли Чжан, Ци Лэйу, Ван Чживэй и Лю Чжичжинь, пришли к штабу в доме Яо Цэя на дороге Июйтань, регулярно общались с местом мероприятия по телефону и давали приказы. В этом процессе Ли Чжан и сам пошел на место собрания и увидел, что там очередь была без конща, и был очень доволен.

В 45 минут 9 часов 4 представителя из занимающихся вошли в Чжуннаньхай и вели диалоги с работниками бюро писем и визитов, но вошедшие сказал, что ничего не знали об этом мероприятии. И другие 4 человека вошли, тоже не знали, что они хотели, и скоро вышли. Управляющий на месте Чжоу Дечжэн приказал, чтобы ислледовательское заседание Фалуньгуна и генстанция Пекина отправили такого, который разбирается в деле. Ли Чжан, Ци Лэйу, Ван Чживэй посоветовались и решили, что 5 людей, включая Ли Чжана,Ван Чживэя, которые раньше решили не выйти на сцену, в качестве представителей войдут в Чжуннаньхай на диалог. Получив разрешение Ли Хунчжи, Ли Чжан прикал другим проводить его домой и поменяли одежлу: он ходит в сером пиджаке, в желтых милиционерских брюках, в руках портфель,и был готов идти в Чжуннаньхай на переговоры.

В 13 часов 5 представителей из ислледовательского заседания Фалуньгуна Ли Чжан, Ван Чживэй ,Лю Чжичжинь,Чжоу Дечжэн и Хао Цыафэн начали диалог с начальником заинтересованной стороны. Они сначала встретиться с руководителем города Пекина и высказали требования Фалуньгуна. Руководитель города согласился, что будет обратиться к верх с этими требованиями и вышли.Потом они начали диалог с председателем Госсовета, наконец с тремя директорами бюро писем и визитов государства. 5 представителей из ислледовательского заседания Фалуньгуна высказали, что соответствующие структуры не придерживают принципов государства---не поддерживать, не пропагандировать и не отрицать по отношению к Фалуньгуну. И они надеялись, чтобы они обратятся к центру; они требовали, чтобы Тяньтинская сторона решит проблему обращения к вверх тянькинского педагогического университета; и требовали разрешение издания книги “вращение Фалунь”и свободную, легальную среду для занятия Фалуньгун. Бюро писем и визитов государства не согласны с этими требованиями, и только требовали, чтобы занимающиеся безусловно ушли из осады Чжуннаньхая.

Диалог продолжал до 21 часов вечера, и ни к какому выводу не пришли. Директора бюро писем и визитов государства попросили их продолжать диалог во второй день. Ли Чжан вышел и почувствовал, что цель обратиться к центру уже осущуствилась, и подумал, что ночью трудно управлять так много занимающихся, и он боится нести ответственности и предложил, чтобы собравшиеся ушли.

Ли Хунчжи в Гонконге жил в доме Ци Лэйу, и управил ислледовательским заседанием Фалуньгуна по телефону. Раним утром 25-го он позвонил главным персанажам ислледовательского заседания Фалуньгуна и узнал ситуацию. В целом деле он держил горячую связь с штабом Пекина, непрерывно давал приказы и управлял членами на месте собрания. Штаб в Пекине тоже много раз звонил Ли Хунчжи сообщить ему новости и получал приказы. 25-го они звонили друг другу больше 20 раз. В телефоне он много раз требовал, чтобы занимающиеся их других мест больше приехали, больше приехали. Ци Лэйу передал Ли Хунчжи ситуацию и проблемы на месте собрания. Когда на месте собрания собралось больше 10 тысяч людей, Ци Лэйу позвонил Ли Хунчжи. Ли Хунчжи сказал, что это хорошо, и много ли занимающихся их других мест? После диалога представителей вЧжуннаньхае Ци Лэйу позвонил Ли Хунчжи. И Ли Хунчжи сказал, что хорошо. Когда бюро писем и визитов государства высказало, чтобы ислледовательское заседание Фалуньгуна и генстанция отправили людей на переговоры, Ци Лэйу сразу спросил совет Ли Хунчжи. Ли Хунчжи ответил, что раз они хотят с тобой говорить, зачем не идешь? В течение собрания Ли Хунчжи в Гонконге много раз спрашивал, есть ли результат их влияния на центр. Не получив приказ Ли Хунчжи, собравшиеся у Чжуннаньхая не решились уйти.

Когда правительство Пекина сообщало, чтобы собравшиеся ушли, Ци Лэйу сразу сказал Ли Хунчжи и спросил у него, как надо поступить,отступить или остаться у Чжуннаньхая. Ли Хунчжи спросил, вышли ли представители? Ци Лэйу ответил, что еще нет. Ли Хунчжи твердо решил, что нельзя отступать

21-го Ли Чжан и Ван Чживэй вышли, Ци Лэйу опять позвонил Ли Хунчжи. Ли Хунчжи спросил, как шли переговоры? Ци Лэйу сказал, что в другой день будут продолжать переговаоры. Из-за того что бюро писем и визитов государства требовало, чтобы собравшиеся сразу перестали нелегальное собрание. Ци Лэйу попросил у Ли Хунчжи, надо ли отступить вечером. Ли Хунчжи сказал, что если Ли Чжан скажет “уйти”, то пусть они уйдут. Получив приказ, Ци Лэйу сообщил штабу, чтобы все собравшиеся отступили. Штаб сообщил всем занимающимся отступить, и дал приказ, что ученики Пекина должны сделать милость и приглашать учеников из других мест к себе домой ночевать.

Нелегальная осада Чжуннаньхая, организованная и управленная Ли Хунчжи была так завершена.

Утром в 6 часов 26-го апреля узнав ,что Ли Чжан не увидел центральных руководителей, он позвонил Ци Лэйу и спросил, почему он разрешил всех уйти, если не увидел центральных руководителей. Он требовал, чтобы все ученики из других мест продолжали собраться у Чжуннаньхая.

В 8 часов Ли Чжан ,Ван Чживэй и Ци Лэйу опять пришли к Яо Цэю. Ци Лэйу сказал, что вчера не надо было отступить, учетель подумал, что мы увидели центральных руководителей, еще не разбирался в ситеации. Учитель еще требовал, чтобы мы во его имя продолжали сообщить ученикам из других мест приехать в Пекин и собраться у Чжуннаньхая. К тому же, чем больше людей, тем лучше. Ци Лэйу сказал, что занимающиеся ничего не боятся, даже смерти. Иногда необходима кровь, и кровь хороаша. Но собравшиеся уже ушли, министерство общественной безопасности начали применять меры, чтобы взять ситуацию под контроль. Ислледовательское заседание Фалуньгуна не в силе позвать многих занимающихся вЧжуннаньхай и им пришлось отменить план.

Ци Лэйу, Ли Чжан и Ван Чживэй в доме посоветовались, как надо говорить с бюро писем и визитов, и около 10 часов после собрания он летел в Гонконг на самолете. И встретив Ли Хунчжи, он рассказал ему всю историю о осаде Чжуннаньхая. И потом Ли Хунчжи летел рейсом CX103 Гойтайской компании в Бриспан Австралии. В начале мая Ци Лэйу сопроводил Ли Хунчжи участвовать в собрания Фалуньгуна в Сиднее.

Во второй половине другого дня представители Ли Чжан и Ван Чживэй ислледовательского заседания Фалуньгуна вместе с 10 людьми вошли в бюро писем и визитов Госсовета и сказали, что они подвергнулись дискриминации, и наделись, чтобы обсудить эту проблему в виде обращения к вверху. Работники бюро писем и визитов их приняли по служебному образу, и ни к какому выводу не пришли.

В конце апреля когда Ли Хунчжи принимал интервью по телефону журналиста станции Шанхая «ежедневника улицы Хуаэр», он отрицал, что он позвал занимающихся собраться у Чжуннаньхая, и сказал, что он ничего не занл об этом. 2-го мая принимая интервью бюро государственного радио и телевизора в Сиднее Австралии, газеты «новости утра Сдинея» и агенства новостей Франции, Ли Хунчжи сказал, что раньше ничего не знал, что произошло в Пекине, я в то время был на дороге с Америки в Австралию. Когда я узнал об этом, я уже был в Бреспане. Он твердо доказал, что это событие его не касалось.

Ложь Ли Хунчжи привела к ярости поклонников, в том числе и Ли Чжан. В интервью Яо Цэй сказал, что учетель много раз говорил, что это последний шанс для усовершенствования. Все хотят усовершенствование И сказал, что это событие с начала до конца было ерурдой, и Ли Хунчжи—обманщик.

В мае 2008-го года принимая интервью, Ли Чжан осудил Ли Хунчжи, что будучи мужчиной, он должен высказаться, приехал ли он в Пекин. И он не несет ответственности перед собой, перед историей и многими занимающимися. По своей совести он не должен было так поступать.

Ци Лэйу сказал, что это неправо, что Ли Хунчжи не был в Пекине. Событие 25-го апреля организовано обязательно им. Без него никто не смог принимать решение, он играет решающую роль в этом процессе.

 

(Kaiwind.com)

  
 Новости по теме
 
 
ru@kaiwind.com
Copyright © kaiwind ©